Впрочем, и в деньгах тоже, но не в первую очередь. Главная же проблема –бюрократическая сложность процедуры и большое количество участвующих вней инстанций.

Согласовать их деятельность очень трудно, если вообще возможно. И потому, даже если деньги на снос и отселение дома выделены, он может стоять еще долгие годы.О попытке улучшить ситуацию шла речь на «круглом столе», организованном управлением жилищной политики Тюмени. Это управление курирует исполнение программ расселения ветхого фонда на территории города. Кроме того, задействованы городской правовой департамент, департамент земельных ресурсов, департамент ЖКХ, департамент финансов и налоговой политики, имущественное казначейство, центр по обмену и сносу жилищного фонда, окружные управы, управляющие компании, а также областные власти: прежде всего, областной департамент финансов и Главное управление строительства. И это далеко не полный список.Не от всех ведомств были представители, а народные массы «круглый стол» проигнорировали вообще. «Что у нас с населением? Никого нет? Мы же для них проводим!» - удивлялась начальник управления жилищной политики Вера Белова.Главный доклад прочитала ее заместитель Людмила Шевелева. Доклад, как и положено официальным докладам, изобиловал перечислением номеров нормативных актов и цифровых показателей. Основной его смысл Людмила Михайловна после завершения мероприятия повторила журналистам на бытовом человеческом языке.Итак, на сегодня выделены средства на расселение 143 муниципальных домов Тюмени. Около 70 из них до конца года планируют снести. Снос дома в среднем обходится в 500 тыс. руб.В основном, отселяют за счет средств созданного в 2007 году Фонда содействия реформированию ЖКХ. Кроме того, в городе остается 5 не снесенных домов по муниципальным программам прошлых лет. Квартиры для их жильцов покупали в «долевку» на ранней стадии строительства, лишь сейчас они готовы и передаются жителям.Вне программ снос и отселение производят застройщики с участков, выделенных им под строительство, но из-за кризиса процесс этот замедлился. С начала 2009-го расселено за счет застройщиков лишь 11 домов. При отселении жители муниципальных квартир получают аналогичные по площади квартиры в новостройках (степень готовности - не менее 70%), собственники приватизированных квартир – деньги по оценочной стоимости либо также квартиры.Квартиры покупаются у местных застройщиков. Необходимое количество квартир нужной площади найти непросто – тем более сейчас, когда объемы строительства упали, - и это замедляет расселение.При отселении «муниципалов» есть нюансы. Так как предоставить квартиру точно «метр в метр» нереально (предоставить можно только то, что есть на рынке), в Тюменской области допускается отклонение до 10 м в ту или иную сторону. Если семья признана нуждающейся в улучшении жилищных условий, то новое жилье дается большей площади – не менее 15-18 кв. м на человека. И вообще, каким бы маленьким ни было старое помещение, в обмен дана будет современная полноценная квартира – фактически, не менее 30 кв. м, так как меньше не найти. Но здесь есть ограничение: если старое жилье было менее 26 кв. м, то новое дадут не более 36 кв. м.Много проблем связано с «человеческим фактором».Некоторые жильцы ветхого муниципального фонда не имеют на руках документов на право проживания: вселять могли, например, по решениям профкома, которого давно нет. Доказывать надо по суду. Некоторые не имеют не только документов, но и самого права, проживая и вовсе незаконно.Параллельно с расселением домов идет стихийный процесс самозаселения в освободившиеся помещения людей с улицы – часто семьями, с детьми. Так, например, самозаселились 5 домов в Рощино. Василий Жгунов, начальник строительного отдела управы Центрального округу, недоумевал, почему управляющую компанию не уведомляют о том, что помещение или дом расселены. В его практике были случаи, когда приезжала техника сносить дом, а он был подключен к газу и электроэнергии. Логично вообще делать отселенное помещение не пригодным для жилья - срезать батареи, вырвать проводку.Кто-то мог сделать перепланировку, увеличив помещения, и теперь требует, чтобы ему предоставили квартиру, равноценную по площади с учетом перепланировки.Кто-то отказывается отселяться: не доволен предложенными условиями. Или доволен, но не отселяется все равно: берет деньги на новое жилье, покупает «долевку» и ждет, пока ее не достроят, и не выполнится ремонт. Судиться с такими пока не пытались.Между тем дом, расселение которого затянулось, приходится содержать и обеспечивать коммунальными услугами.