Региональная общественная организация «Обманутые дольщики «Комарово» провела 15 июля обещанную пресс-конференцию и экскурсию по строящемуся району для демонстрации реального положения вещей на стройке.


C десяток корреспондентов тюменских СМИ, журналисты «УралПолит.Ru» и телекомпании «Югра» общались с комаровцами и приехавшими по такому поводу представителями областной власти, заказчика и генподрядчика: замом начальника Главного управления строительства и ЖКХ Тюменской области Александром Демченко, курирующим проект, управляющим Областного фонда развития жилищного строительства Дмитрием Рыбиным и директором СМУ-2 ЗАО «МДС» Юрием Константиновым, который руководит стройкой.
Вышеперечисленные обычно присутствуют и на еженедельных субботних собраниях в штабе строительства, где жителям сообщаются очередные «ориентировочные сроки» выполнения тех или иных работ – и, как правило, на последующих собраниях эти сроки отодвигаются дальше. А время между тем идет, и уносит с тобой очередной строительный сезон. В особых случаях появляются на собраниях начальник ГУС Евгений Мискевич и гендиректор ЗАО «МДС» Сергей Солодовников, но содержание от этого не меняется: в Комарово идет вялотекущее латание дыр, кардинальных продвижений нет.
Романы в письмах


Пресс-конференция прошла под открытым небом в четвертом квартале Комарово, на фоне «канадских» домов, атакованных короедами, так как пропитку против насекомых строители не сделали. Журналистов доставили из города туристическим автобусом: Комарово встретило вышками охранников и двумя шлагбаумами, охраняющими въезд в район, словно государственную границу. Время было рабочее, но особой активности на стройплощадках не наблюдалось: как обычно, единичные группы гастарбайтеров.
При погрузке в автобус прессу снабдили пачкой копий документов, иллюстрирующих комаровскую эпопею. Вошла сюда и переписка, которую жители вели в безуспешной пока попытке официального выявления виновных в несоблюдении сроков сдачи домов и отвратительном их качестве, чтобы привлечь, наконец, этих виновных к ответственности и добиться выполнения договоров.
Писали в числе прочих в прокуратуру области, губернатору Якушеву, полномочному представителю Президента в УрФО Винниченко, в Правительство РФ. Жаловались на бездействие Фонда, «МДС», областного правительства в целом и ГУС в частности. Но письма из высших эшелонов власти либо перенаправлялись «по компетенции» в это же самое ГУС, либо вовсе оставались без движения.
Областная прокуратура от вмешательства в дело отказалась, мотивируя тем, что стройка домов ведется не на бюджетные деньги, речь идет о защите интересов конкретных граждан, и эти граждане вправе сами обратиться в суд и апеллировать к Гражданскому кодексу и закону «О защите прав потребителей». Прокуратура же подает в суд в случае, если гражданин по уважительным причинам не может этого сделать сам.
Не известна пока лишь дальнейшая судьба коллективного обращения к президенту Медведеву, переданного инициативной группой 5 июня в его приемную в Москве. Оттуда оно было передано в Счетную палату РФ и Генеральную прокуратуру: Счетная палата сейчас его рассматривает, а от Генпрокуратуры вестей нет.
Разговор на разных языках

Позиция владельцев домов в Комарово: им обещали ввести дома к концу 2007 года, учредителями проекта выступали областные и городские власти, а «свадебным генералом» - нынешний президент Медведев, посетивший стройку в ноябре 2006-го. Трудно было не верить в проект при такой раскрутке. Люди поверили, заплатили деньги. А вышел полный провал. В чем причина долгостроя и брака? Чем занимались технадзоры Фонда и «МДС»? Цунами и других природных форс-мажоров не было. Деньги заплачены вперед и полностью. Свободной рабочей силы вдоволь. А конца работам не видно: «Мы искренне верим, что здесь будет прекрасно – году эдак в 2015-м!» Дату завершения первой очереди никто из официальных лиц опять не назвал.По данным Фонда, к 15 июля гражданами принято 306 домов, из них 119 принято без замечаний; полностью оформлена передача 39 домов. Но точность этих данных под вопросом, так как, например, дом председателя Совета «Обманутых дольщиков «Комарово» Виталия Дворянинова числится как принятый, хотя принят он не был. Кроме того, по словам комаровцев, без замечаний они принимали дома вынужденно, чтобы оформить, наконец, владение – фактически же и там были недоделки.Александр Демченко, комментирую ситуацию в Комарово, отделался общими фразами: «процесс пошел», «лед тронулся», «вопросы решаются», «у всех строителей есть проблемы», «стройка не стоит, генподрядчик и заказчик никуда не сбежали», «идут рабочие совещания», «если возникают индивидуальные вопросы, их можно решить у меня в кабинете» и т.д. Но какой смысл от решения в кабинете, если оно на воплощается на стройке?Дмитрий Рыбин вообще заявил, что нет никакой общей проблемной ситуации, а есть «частные случаи».
«Частный случай»


Побеседовав – но ничего нового от официальных лиц не добившись – журналисты были расхватаны жителями, желавшими показать свои многострадальные дома.
Мне достался дом вахтовика Мисхата Миннигулова в третьем квартале – самом маленьком и наиболее благоустроенном на фоне остальных.
Дом выглядит плачевно. Кроме брака, который допустили люди, постаралась стихия - дом долго стоял без крыши и заливался водой.
Двери нет – валяется рядом в куче мусора. Фрагмент стены в гараже разобран – была неправильная кладка, надо менять. Трещина через одну из стен дома – тоже будут менять кладку. Отмостку уже поменяли – старая растрескалась. Утеплитель внутри здания перекладывали три раза, четыре раза перемонтировали окна. Но все равно смонтировали с браком – стеклопакет меньше, чем проем под него в стене, надо закладывать образовавшуюся пустоту. Внутренние дверные проемы проделали разной ширины – к каждой нужны разные по размеру двери. И так далее. Подвал использовался строителями как свалка мусора, теплогенераторная – как туалет. Перечень недоделок, выявленных актом осмотра, проведенного в апреле технадзором Фонда, составил три листа: брак в помещениях дома, фасадах, крыше, устройстве систем канализации, водопровода, горячего водоснабжения, отопления, электроснабжения, в гараже. Сейчас Фонд обещает сдать дом к 1 августа – но никаким чудом этого не сделать.
Частная переписка по дому может соревноваться по объему с «Войной и миром» Толстого: заявление прокурору области, письмо Президенту, три письма губернатору, стопки писем Фонду и ГУС.
Как это было


Договоры на строительство домов заключались осенью 2006 – весной 2007 между гражданами и Областным фондом развития жилищного строительства. Согласно договорам, законченные дома и документация по ним должна были быть переданы не позднее IV квартала 2007 года. Фонд обязался следить за графиком выполнения и качеством работ. К договору прилагался акт выбора типового проекта дома, включающий его проектную площадь, описание конструктивных решений и вид благоустройства территории.
Монополией на выдачу ипотеки по проекту обладал «Запсибкомбанк».
Один дом обходился в 4-5 млн. руб., эти деньги платили при заключении договора. Средняя цена домов составляла 25 тыс. 595 руб. за кв. м.
В площадь дома по указанной цене включали и площадь гаража, веранды и крыльца. То есть, фактически цена одного кв. метра самого дома получилась значительно выше. Например, в канадском доме общей площадью 182 кв. м за 4,5 млн руб. 42 кв. м приходится на гараж, 12 – на веранду, 4,5 – на крыльцо. Итого треть площади.
Фонд, в свою очередь, заключал договор с генподрядчиком (ЗАО «МДС») по 18 тыс. руб. за кв. м. А тот заключал договор с субподрядчиками по еще более низкой цене – например, по 14,8 тыс. руб. за кв. м для «канадского» дома.
Субподрядчики тоже сэкономили, бросив на стройку гастарбайтеров и низкокачественные материалы. Проектные требования при этом игнорировались: не устанавливали обещанную противопожарную сигнализацию за 28-36 тыс. руб., вместо антенн за 30-50 тыс. руб. поставили дешевые, вместо огнестойких дверей – фанерные, и так далее. И сами работы велись как попало. И получилось в итоге то, что получилось. Как обычно.
Рустам Фахретдинов