У ООО «Аскон», в отношении которого в апреле введена процедура внешнегоуправления, осталось два незавершенных и пять не начатых пятиэтажныхжилых домов в Антипино.

В высокой степени готовности - 76-квартирный трехподъездный дом с двухэтажным офисным пристроем на ул. Ленинградской-Буденного. Не окончена часть пятого этажа. На 18 квартир претендует департамент имущественных отношений области, остальные проданы по договорам долевого участия, в том числе в рамках госпрограмм. Пристрой директор «Аскона» успел реализовать своей супруге по символической цене. Договор аренды участка истек в 2008 году. На окончание стройки по оценке внешнего управляющего необходимо порядка 34,8 млн руб.Остальные 6 домов должны были сформировать жилой комплекс в районе ул. Буденного–Старый Тобольский тракт. Договор аренды участка закончится в октябре. У одного – трехподъездного 76-квартирного (ГП-10) – выполнены фундамент и подвал, продано 25 квартир, но по четырем сделкам договоров нет, а по одной нет ни договора, ни подтверждения оплаты. Другие дома не начаты: по два двухподъездных 40- и 32-квартирных (ГП-11, ГП-12, ГП-13 и ГП-14) и одноподъездный 18-квартирный. В ГП-11 23 квартиры приобретены Управлением федерального казначейства по Тюменской области, деньги (33,8 млн руб.) были перечислены «Аскону» в ноябре 2007-го и феврале 2008-го гг., хотя дом был лишь в проекте.Таким образом, обманутые дольщики представляют два дома: на Ленинградской и ГП-10, и еще в одном «обмануто» казначейство.
Сложившуюся ситуацию нашему изданию прокомментировал внешний управляющий ООО «Аскон» Владимир Ионин.«Беда дольщиков и «Аскона», и других компаний в том, что они оказались жителями этой страны. При наличии президентов-юристов законодательная база, которая защитила бы дольщиков, отсутствует.В законе «О банкротстве» дольщики не были выделены как категория. Предполагалось, что обманутых дольщиков не должно было быть: либо все застройщики будут кристально честными, либо не должно быть долевого строительства. «Аскон» банкротится, требования кредиторов вносятся в реестр. Есть кредиторы с требованиями по 200-300 тыс. руб., которые вошли в реестр по суду. Они участвуют в собрании кредиторов и определяют судьбу «Аскона». Их интерес – получить деньги любым путем. Кроме них есть дольщики, которые вложили суммы на порядок выше, по 1-1,8 млн руб., но не имеют права попасть в реестр, пока не откажутся от долей и не переведут требования в денежную форму. К такой ситуации приводит законодательство. Дольщики спрашивают: «Кто защитит наши интересы?» Им отвечают: «Никто». Они себя и считают обманутыми. Скорее не потому, что «Аскон» не выполнил обязательства, а потому что сам закон их «кинул».Нет законодательного механизма защиты их прав. В какой-то мере обоснованно, когда дольщики теперь требуют свои квартиры на площади. А у власти нет такой строки в бюджете. По дому на Ленинградской были две сомнительные сделки.Директор «Аскона» продал пристрой площадью 600 кв. м жене. Я ничего против нее лично не имею. Сделка не запрещена Гражданским кодексом, и если бы компания не стала банкротом, проблемы бы не было. В случае же банкротства закон позволяет признать сделку недействительной, если она была заключена с заинтересованным лицом (супруги считаются таковыми), и при этом кредиторам могли быть причинены убытки. Пристрой, возведенный на деньги дольщиков, был продан за 3,6 млн руб. – по 6 тыс. руб. за кв. м. Квартиры дольщикам в тот же период продавались по 30 тыс. руб. за кв. м. А офисные помещения в реальности стоят дороже жилых. Если пристрой отсудить и продать - выйдет по меньшей мере 18,6 млн руб., этого хватит, чтобы существенно продвинуть стройку.Еще один спорный момент – договор «Аскона» с департаментом имущественных отношений, уважаемой организацией. Договор о совместной деятельности был заключен в 2003 году. Департамент в качестве вклада передал право пользования земельным участком в обмен на 1000 кв. м жилья в строящемся доме. Вклад оценивался в 9 млн руб. Потом на тот же участок с департаментом был заключен договор аренды. Но пирожок нельзя продать два раза! Либо это вклад в совместную деятельность, либо предоставление в аренду.Дом был построен, но затем в 2007 году договор был расторгнут. Был заключен новый, согласно которому департаменту в качестве возмещения за расторжение договора передаются 18 квартир площадью 957 кв. м, но уже в другом объекте – в доме на Ленинградской. Стоят эти квартиры далеко не 9 млн руб. Но когда заключался договор о совместной деятельности, дома на Ленинградской еще не было. Почему теперь интересы департамента соблюдаются за счет интересов третьих лиц - дольщиков? Дом этот не «элитка». Для многих дольщиков это последний шанс в жизни улучшить свои жилищные условия. Комментировать решение суда - дело неблагодарное, но тем не менее. Суд первой инстанции права на квартиры признал за департаментом. Решение суда неоднократно переносилось. Наконец, на финальном заседании юристы департамента положили на стол два документа, согласно которым инициатором расторжения договора представлен «Аскон», и чтобы возместить убытки, с него причитается 18 квартир. Но, господа, у нас все ходы записаны! Каким образом результат Вашей совместной деятельности по другому дому переносится на деятельность по дому на Ленинградской? По договорам о совместной деятельности прибыль и убытки должны делиться пропорционально вкладу. Здесь же департамент всегда с прибылью, как мужик в сказке «Вершки и корешки». Хотя «живых» денег не вносил.Я считаю, что закон должен быть приближен к законам красоты и правды. Чтобы все было честно и порядочно. Соглашение о расторжении договора – грубейшее нарушение. Департамент о договоре не вспоминал, но теперь пришли другие люди, «с базарным подходом». А дольщики в итоге не могут получить жилье.Сейчас идет борьба за участие в строительстве объектов «Аскона». Борьба рыночная, капиталистическая, беспощадная и беспринципная. Точнее, по своему принципу: «Бери больше!» На объектах осталось 250 свободных квартир. Есть желающие получить эти квартиры и продать. Снова те же грабли: люди понесут живые деньги. По документам их освоят, а если достроить не получится – уйдут на другие объекты. Цена вопроса - 250-300 млн руб. Это та «мутная вода», в которой можно ловить «рыбку». Прибыль будет с каждого метра кладки. А получат ли ключи дольщики?Объекты можно достроить вдвое дешевле, не прибегая к помощи других фирм. В «Аскон» было вложено 60 млн бюджетных денег. Можно взять в «Асконе» план производства строительных работ, выкупить за счет бюджета еще несколько квартир, денег от которых хватило бы на очередной этап строительства, и следить за соблюдением плана.Ответственность арбитражного управляющего застрахована, риска нет.Либо область может выступить гарантом перед банками, чтобы получить кредит на скромную сумму. Стройке комплекса на ул. Буденного-Старый Тобольский тракт мешает напорная линия канализации. Для ее переноса надо 6 млн руб. И тогда можно будет копать котлованы.ООО «Аскон» подготовило обращение в адрес губернатора с просьбой предоставить гарантию для открытия кредитной линии. Реальное решение вопроса по Антипино – участие администрации при ответственности внешнего управляющего».


Беседовал Рустам Фахретдинов