В воскресенье обманутые дольщики из Домодедова снова вышли погулять на Красную площадь в оранжевых майках с вопросом «Кто виноват?».

Это была третья прогулка. Предыдущие две заканчивались вежливыми задержаниями и мягкими беседами в отделении милиции «Китай-город». В этот раз все было иначе.
Стоило Роману М. остановиться в оранжевой майке неподалеку от Мавзолея, как к нему тут же пристроился человек в штатском. Когда к Роману направились еще четверо, он радостно сообщил: «Это идут вас забирать!» — и принял активное участие в хамском, грубом задержании.
В этот раз никто из сотрудников в штатском не представлялся и не показывал документы. Они требовали пройти с ними, а, получив отказ, набрасывались на людей. Романа тащили по Красной площади пятеро. Он попробовал упасть, тогда какой-то знаток джиу-джитсу из органов правопорядка надавил ему на глазные яблоки и принялся выламывать палец. Наконец до них дошло, какую жуткую картину представляют пятеро в темных одеждах, волокущие по Красной площади кричащего человека в оранжевой майке, и тогда они набросились на майку. В этой куче-мале, заломив человеку руки за спину, они срывали с него майку с такой злостью, что майка не выдержала и разорвалась на две половинки. Они бросили жертву и ушли, унося разорванную майку с собой.
Одна из участниц прогулки, придя на Красную площадь, достала оранжевую майку, чтобы надеть ее. В этот момент к ней подбежал милиционер, вырвал у опешившей женщины майку из рук и убежал с ней. Где теперь эта майка? В кабинете Нургалиева? На большом столе в зале заседаний Совмина, где над ней склоняются важные государственные мужи, читая с умственным напряжением и шевелением губ вопрос: «Кто виноват?»
К Ольге Р., которая не была в оранжевой майке, но была с фотовидеокамерой, подошел человек в штатском. Он не представлялся и не показывал документы. Первой его фразой было: «Девушка, если ваши снимки появятся в газете, вас посадят в тюрьму». Он не мог назвать статью, которую она нарушает, гуляя по Красной площади с камерой, но зато грозил ей, что «в милиции вам все объяснят». Ему не удалось запугать Ольгу, и она не выключала камеру ни на секунду. Вся сцена с угрозами и шантажом оказалась заснятой. И не только эта сцена.
Энвер А. пришел на Красную площадь с сыном. Энвера тоже атаковали пять человек и на глазах у сына заламывали ему руки за спину и волокли по брусчатке. Сын молча на это смотрел. Возможно, видеть, как на отца набрасываются люди в черном и волокут его по Красной площади, слишком сильное впечатление для молодой психики, но Энвер считает, что пусть смотрит. Пусть видит. Пусть знает.
Ты купил себе квартиру, а тебе ее не дали. Ты семь лет ждал, и тебе семь лет врали, что завтра. За это время твой ребенок из малыша-семилетки стал пятнадцатилетним подростком, и ты развелся с женой, которая не вынесла семи лет скитаний по съемным квартирам, и у тебя кончились деньги, потому что ты месяц за месяцем отдавал их за съемное жилье, и ты не смог переехать в Москву, как планировал, и вы с женой не смогли завести ребенка, потому что у вас нет квартиры. И жизнь ваша пошла совсем не так, как вы хотели. Это — обобщенная судьба обманутого дольщика. Тогда в оранжевой майке с вопросом «Кто виноват?» ты выходишь погулять на Красную площадь, и тут неизвестные люди сбивают тебя с ног, давят тебе на глазные яблоки, выламывают пальцы и кроют грязным, отвратным матом.
При прежних задержаниях им в отделении милиции говорили, что задержание — это просто такая форма доставки на лекцию о правопорядке. Лекция бывала короткой. Теперь задержанных сунули за решетку и держали там три часа. Потом оформили протоколы, где предъявили обвинение в проведении пикета. Задержанные подписали протоколы, указав, что не согласны с обвинением: никаких пикетов они не проводили. Всем им вручили повестки в Тверской суд. Суд состоится завтра, в одиннадцать утра.
Суды молчат, когда обманутые дольщики Домодедова седьмой год ждут от компании «Дружба» свои оплаченные квартиры. Милиция бездействует, когда на ее глазах происходит мухлеж с деньгами, собранными за квартиры. Прокуратура слишком занята, чтобы обращать внимание на строительный беспредел, происходящий в Домодедове, Щербинке, Троицке, Ростове-на-Дону, Пушкине и многих других местах. Но стоит только кому-то выйти на Красную площадь в оранжевой майке с вопросом «Кто виноват?», как власть тут как тут.
«Новая газета»