Гирт Калинкевич:  У советских зданий не было индивидуальности 

В областную столицу специально для участия в Рождественском саммите недвижимости РГУД приехал Гирт Калинкевич, владелец архитектурного бюро Riga LOFT investments (Рига). Группа компаний «ТИС» пригласила архитектора на встречу, на которой присутствовал и журналист портала Vsemetri.com. Мы узнали у гостя, что он думает о советских строителях, какие ошибки делают современные архитекторы и в чем состоит его личное счастье.  

Гирт Калинкевич специализируется на реконструкции исторических зданий, в том числе и советского периода, а также на строительстве новых жилых комплексов. . Его компания работала на дпроектами офисных и жилых домов в Минске, Санкт-Петербурге и Риге.

О Тюмени
О вашем городе мне много рассказывали в Москве. Вообще, когда я выезжаю в командировки, много читаю, поэтому удавалось что-то прочитать и про Тюмень. Смотрел сюжеты в YouTube: много в вашем городе есть позитивного, и что еще лучше, люди не жалуются. Это значит, что они отсюда не хотят уезжать. Здесь есть университеты, а значит и молодежь не спешит покидать город. Если говорить про архитектуру, то в Тюмени многое еще нужно менять.

О работе с русскими
В Латвии много русских, а в Риге около 38% - русские. Я хорошо знаю российский менталитет, именно поэтому мне нравится работать в вашей стране.
В Санкт-Петербурге я работал с одной очень крупной компанией. Они пригласили к себе архитектора из Финляндии, где приветствуется достаточно сильный минимализм. Они привыкли строить все здания в этом стиле. В Питере сказали, что это, конечно, очень красиво, но не для нашего менталитета. В этом отношении мне проще работать с вами, ведь у нас есть богатое общее прошлое. Я тоже жил в Советском союзе, и мы с российскими компаниями лучше друг друга понимаем.

О советском строительстве
У нас есть старый советский завод с красивой дымовой трубой, который все хотят сохранить, хотя он уже давно не действует. Конечно, первое время его хотели полностью снести и построить на этом месте что-то новое, но сейчас решили оставить как часть истории. Важно понимать, что реконструкция — это очень тонкая тема.

Я занимаюсь строительством и реставрацией старинных зданий, в том числе и советских. Самая большая ошибка советских проектировщиков состояла в том, что они строили одинаковые здания. У них не было индивидуальности. Как мне сказал один архитектор, дома нужно строить так, чтобы даже маленький ребенок смог с уверенностью заявить: «Это мой дом». Важно чем-то отличаться от других: это может быть цвет, форма, характер. Но в то же время нельзя допускать пестроты, важны пропорции, чистота форм. В зданиях многое было непродумано: кухня и туалет маленькие, не ясно, где установить стиральную машину (это проблема, кстати, есть и сегодня). А ведь это работа и архитектора.

В Риге редко сносят советские здания, только если они в очень плохом состоянии. Сейчас в основном занимаются реставрацией. Раньше в старых зданиях не занимались ремонтом фасадов, только внутренними коммуникациями. Сегодня федеральный закон Латвии стимулирует собственников проводить работы именно снаружи, утеплять фасады или применять новые фасадные решения. В противном случае идут большие налоги.

Сносить — это всегда дорого, тем более если вы собираетесь строить новое здание. Проще его отреставрировать.

Проблемы современных архитекторов
Первое, в чем ошибаются архитекторы, это составляют планировку без учета мебели. Здесь даже можно обойтись без 3D-визуализации, достаточно просто нарисовать, где будет стоять диван, а где кухонный гарнитур. Почему-то никто никогда не показывает, где установить стиральную машину. А потом собственник не знает, что делать с ванной комнатой. Мебель, бытовые приборы — это очень важно.

Я много разработал проектов, могу сказать, что построить здание, придумать его архитектуру — это не так интересно, как создать, например, целый квартал. Когда заказчик говорит, что здесь есть потенциал, тебе нужно придумать, как поднять уровень жизни. Соответственно, со временем в этом районе будет увеличиваться и стоимость жилья. Я принимал участие в нескольких проектах в Риге.

О планировках
У нас сейчас много проектов, в которых кухня объединена с гостиной. Многие волнуются, будут ли посторонние запахи или еще что-нибудь. В этом случае я всегда рассказываю пример своей семьи: объединенная кухня с гостиной позволяет нам общаться. Мы спокойно может разговаривать друг с другом, пока кто-то работает на кухне. Когда кухня находилась в одном месте, а гости сидели в другом, это было очень сложно.

О работе архитектора
Архитектор отвечает всегда за результат. Заказчик может сказать: «Ты можешь сделать красивым, но если я это не смогу продать, то меня это не интересует». Все свои проекты я сопровождаю от начала и до конца, после реализации каждого этапа получаю плату. В этом случае нет риска для заказчика и виден результат.

Латвийские нормы строительства не слишком отличаются от российских. Например, по пожарным нормам у нас 25 метров до эвакуации, у вас 30 метров.

Как и в любой профессии есть архитектор-художник, архитектор-бизнесмен и архитектор, который думает о своей работе. Например, в вашем городе я увидел одинаковые дома, которые различаются только по цвету. Не думаю, что человека, который занимался этим домом можно назвать архитектором.

Я где-то прочитал, что архитектор не должен знать такое выражение: «Не было времени построить». Здание — это не картинка, когда тебе не нравится, ты бросаешь. Если есть недочеты, их нужно исправлять.

О счастье и архитектуре
Уверен, архитектура может сделать человека счастливым. Понимаете, если вокруг порядок, то люди не захотят мусорить; если они видят красивую архитектуру, тогда они хотят узнавать больше нового. И человек, если ему там уютно, хочет жить там, он твердо повторяет: «Да, это мой дом!» В России есть еще такая проблема, что квартира — это всегда собственность, а лестничная клетка никому не принадлежит, значит, там постоянно бардак.

Создание проекта может занимать год, два, три или пять, это работа не на месяц. В этом случае важна команда, архитектор сам все не сможет придумать, важно участие застройщика и инвестора. И все зависит от того, совпадают ли у нас цели. Радость наступает тогда, когда в итоге проект нравится всем.

Я помню, когда занимался реставрацией отеля Нотеl Berg, где только один карниз рисовал две недели! Когда вижу, что все построено, что это уже не только на бумаге, а есть на самом деле — это и есть счастье. Конечно, в процессе создания проекта может быть много изменений, но они всегда идут на пользу.

У меня никогда не бывает обычного отпуска, потому что я много путешествую, в это время и отдыхаю, и, конечно, смотрю архитектуру. Творческие силы мне дает природа. Когда устаю, бегаю по побережью Юрмалы, и сразу приходит ощущение, что все хорошо. Горы также помогают прийти в себя, здесь я любуюсь природой.